Петр Ян: России нужен еще один чемпион

Российский боец смешанного стиля Петр Ян рассказал о своем разговоре с Даной Уайтом. На взвешивании перед турниром UFC 238 Петр подошел к Дане Уайту и сказал о том, что России нужен еще один чемпион.

—Журналист: Сразу после боя вы взяли микрофон и на английском языке дали понять всем, что хотите драться за пояс. Через полтора часа после этого вы приходите на пресс-конференцию и говорите, что, в принципе, будете рады и обычному бою. Что изменилось?
Петр: Знаешь, я просто еще до боя представлял победу, прокручивал в голове все, что хочу сказать после. Наверное, не очень свойственно до боя думать о том, что ты скажешь, если победишь. Но я и не думал, что буду говорить, если проиграю. Конечно, меня захватила эйфория, чуть понесло. Но потом, появившись на пресс-конференции, я уже остыл, поговорил с менеджером, и мы решили, если не дадут сразу бой за пояс, то без проблем подеремся с кем-то, у кого есть большое имя. Доминик Круз, Коди Гарбрандт, Юрайя Фэйбер. Без разницы. Я с удовольствием подерусь за пояс, если будет возможность. И буду готовиться как никогда. Но если не пояс, а обычный бой, то расстраиваться не собираюсь. Продолжу тренироваться, зарабатывать деньги и статус в UFC. Придет тот день, когда я заслужу титульник.

—Журналист: Показалось, что у вас была заранее прописанная речь и вы поторопились ее произнести, не ответив на вопрос Джо Рогана. Не хотели сбиваться?
Петр: Нет, я понимал, что он говорит, что спрашивает. В суть вникал. Мол, что дальше и так далее. Я на это и ответил, но бывает так, вот ты английский вроде бы плохо знаешь, а тебе снится, что ты разговариваешь на нем. Вот на эйфории и получилось у меня выдать что-то такое. Как в Лос-Анджелесе я кричал: «Хеллоу, гайс, ай вэри хэппи стэй ин Лос-Анджелес», — так и сейчас получилось с Чикаго. И потом я понимаю, что мой словарный запас истекает. И я говорю Саяту [Абдрахманову]: «Саят, переводи, братан».

—Журналист: Какие впечатления оставил Джимми Ривера?
Петр: Знаешь, что было самое удивительное? С его стороны я не услышал ни одного оскорбительного слова в свой адрес. С моей стороны тоже ничего оскорбительного не было. И даже на взвешивании, когда я ему сказал на английском: «Это будет легкая работа для меня», — он такой, типа: «Ага, окей». Сдерживался, настраивался.

—Журналист: Показалось, что на взвешивании вы довольно агрессивно на него пошли.
Петр: Это же, получается, пятый бой за год. Я захожу на эту сцену как к себе домой. И у меня сразу жесткий всплеск адреналина. Представь, ты гоняешь вес, подводишься, проходишь акклиматизацию, чуть поникаешь, а в этот день ты поел, взвесился, а вокруг столько людей, такая атмосфера! От этого нужно брать энергию. Такая обстановка любого спортсмена будоражит. Я в тот день такой тротил в своих руках чувствовал, отвечаю.

—Журналист: Было видно, что Ривера попадал по вам. Но попадал ли он так, что это казалось ощутимо не только зрителям, но и вам?Петр: Да, несколько раз зацепил. Не вспомню точно, какими ударами, но цеплял. Я не потерялся, но пропустил так ощутимо. Думаю, еще бы он на два-три удара пошел, то был бы плачевный момент. У меня вот есть плохая черта. Я люблю многое на себя принимать. Вроде вижу все, но стою. Где-то блок ставлю. Помню, как в первом раунде прилетел боковой слева. А ручка-то у головы была. Но он как-то за руку пробил. Надо будет этот момент отсмотреть.

—Журналист: Я помню, что ваше подписание в UFC откладывалось, потому что были серьезные проблемы с коленом, вы его лечили. Джимми Ривера стал первым человеком в UFC, который очень активно бил вам лоу-кики. И в некоторые моменты казалось, что вам больно наступать на ногу.
Петр: Дело было не в колене. Я хотел в первом раунде его жестко высекать под нижнюю часть голени. Такие удары хорошо пробивает Даглас Лима. Я их пару дней по подушке попинал чисто. Ну, в общем, то ли я дистанцию не нашел, то ли еще что, но сразу же попал частью голени. Она надулась. Встаю на ногу, чувствую, что это либо ушиб, либо выбил. И перестал пинать. А он мне нормально так попадал по внешней стороне ноги. Сразу же подсушил. У них по ходу заготовка такая была: сушить ноги, когда я меняю стойки. Но несколько ударов я видел, проваливал их. Поэтому он иногда расходовал силы на этом.

—Журналист: На церемонии взвешивания вы что-то сказали президенту UFC Дэйне Уайту. Что?
Петр:Я ему сказал: «Дана, России нужен еще один чемпион». Он ответил что-то. Не помню точно. Типа: «Окей».

Источник: sport24.ru