Антонио Тарвер рассказал о бое с Хэем, встрече Мэйвезера и Пакьяо и многом другом

В недавнем интервью Антонио Тарвер поделился своими мыслями о недавней победе над Джонатаном Бэнксом, выразил желание встретиться с Дэвидом Хэем и затронул извечную тему боя Мэйвезер – Пакьяо.

Роберт Браун: Я бы хотел поздравить тебя с победой над Бэнксом, что ты чувствуешь теперь, после триумфа?

Антонио Тарвер: Все в порядке. У меня был хороший тренировочный лагерь, я проделал отличную работу в спаррингах, прошел много раундов. Я оказался в отличной форме, а когда я подготовлен, то всегда показываю такие результаты. Факт в том, что я оставался сконцентрированным, даже не смотря на то, что перенес травму. Я хотел преодолеть это, и не просто победить, но и выглядеть впечатляюще в бою. Думаю, я выполнил задачу.

Победа была очень впечатляющей, думаете, что вынесли что-то для себя из этого боя?

— Вообще-то, да. Я не воспринимал Джонатана как легкого противника, вот почему подошел к бою в такой форме. За бой до этого он вышел в ринг с всего лишь одним поражением от Адамека, и нокаутировал Сета Митчелла, парня, которого все видели в роли следующего главного американского супертяжа. Я не хочу сидеть тут и говорить: «Хорошо, что Бэнкс был робок и не старался наносить удары». Если вы деретесь со мной, лучше бы вам тоже быть робкими, как и всем остальным! Потому что вы находитесь в ринге с опасным и расчетливым убийцей.

Эти парни не могут уяснить, не могут сказать никому, где они видели боксера, который мог бы доминировать надо мной в ринге. Его просто не было! Я все еще в деле после стольких лет, и я готов стать чемпионом мира в супертяжелом весе.

Я готовлюсь к возвращению в тренировочный лагерь. С кем бы я не дрался следующим, я буду боксировать так, чтобы зрители поняли, что я серьезная угроза для тяжеловесов. Мне 46 лет, и на это все обращают внимание, потому что, если я выполню все обещанное, то выйду против Владимира Кличко. Именно такое наследие я хочу оставить после себя в боксе.

Вы говорили, что хотели бы встретиться с Дэвидом Хэем. Почему вы стремитесь к этому бою, ведь Дэвид не дрался уже два года?

— Вы все знаете, что бой Антонио Тарвер – Дэвид Хэй был бы большим. Ну серьезно, у нас обоих есть мировая известность, наш имена ассоциируются с боксом. Это большой бой, и я знаю, что если выиграю его, то стану наилучшим вариантом для Кличко.

Я готов пойти на риск с боем против Хэя, после чего Владимир должен будет выйти против меня. Хэй никогда не дрался в Америке, он никогда не встречался в ринге с легендой, со звездой. Давай же сделаем это, устроим настоящий бой, который все хотят увидеть.

Вот так. Я не пытаюсь говорить «Ой, ну дайте же мне титульный бой с Кличко!», нет, я говорю «Когда я надеру зад Дэвиду Хэю, ему больше ничего не останется, кроме как принять мой вызов!»

— Я бы хотел спросить тебя о популярной сегодня теме, о бое Мэйвезера и Пакьяо. Думаешь, этот бой состоится?

— Когда они оба будут готовы, тогда бой и состоится. Никогда нельзя наверняка знать, что происходит вдали от журналистов и прессы, однако это тот бой, который нужен им обоим. Вне зависимости от того, сколько денег они заработали, этот бой нужен для спорта. Боксу пойдет на пользу эта встреча, ведь ей заинтересуются не только фанаты единоборств, но и спорта вообще.

Я думаю, что все могли бы извлечь выгоду с этого мегасобытия, все бы думали о боксе и отмечали день боя на своих календарях. Надеюсь, они встретятся в следующем году.

— Думаешь, сначала Амир Хан получит бой с Мэйвезером?

— Не уверен. Мэйвезер говорил, что не чувствует того, чтобы Амир Хан имел такую известность, как другие парни, с которыми он дрался ранее. Мэйвезр думает только о PPV. Он пытается устроить большие бои. Я слышал, что уже много лет ppv-сборы считаются недостаточными, и поэтому они ищут варианты для больших боев и исправления сложившейся ситуации.

Мэйвезера может реабилитировать только бой с Пакьяо. Они оба понимают – настало время, пора провести этот бой и оставить его в истории.