Федор Емельяненко рассказал детям, как тренировался в бомбоубежище

fedor-pic452-452x452-51474

В Москве в музее Министерства спорта Федор Емельяненко встречался с детьми из молодежной организации «Патриот», парням из категории до 16 и младше совместными усилиями удалось взять разговорить Федора лучше, чем это делают взрослые, сообщает «Советский Спорт».

Встречи спортсменов с детьми ‑ мероприятия практически беспроигрышные и нужно, как следует постараться, чтобы провести их плохо. Другое дело, что их всегда довольно сложно описывать: там очень много эмоций, очень много смешного внешне, но бывает недостаточно фактуры. В разное время дети спрашивали Виктора Уайлда, кто его самый сильный соперник, дети недоумевали, для чего нужно фотографироваться с Юлией Липницкой, дети  называли Ана Олимпийским чемпионом мира. Когда парней и девушек усадили дожидаться Федора Емельяненко, без улыбки получилось продержаться секунд 120. Пока выясняли кого больше девяти- или двенадцатилетних, все было хорошо, но стоило спросить, какие есть правила в рукопашном бое, кто-то тут же довольно просто объяснил, куда нельзя бить. До прихода Федора еле успокоились и вспомнили свои вопросы:

‑А вы хорошо учились в школе, ‑ летит в Федора вопрос от пацана с галерки?

‑ Был такой момент, что я подзапустил учебу, но потом меня взяли в спорткласс, где одним из условий было, чтобы я подтяну учебу, и я собрался. А потом, когда перешел учиться в лицей, уже заканчивал без четверок. Нужно учиться: спортсмен, он всегда на виду, к нему всегда приковано внимание, поэтому необходимо иметь знания.

‑ А вы проигрывали на детских соревнованиях?

‑ До армии я вообще проигрывал очень часто. У меня было много соревнований, которые заканчивались уже на первой схватке, я расстраивался из-за того, что не все получалось. А потом, когда пришел из армии, уже практически не проигрывал. Самое главное, это продолжать тренироваться. На тренировках твой уровень все равно растет и рано или поздно победы придут, главное просто продолжать тренироваться, как бы ни было сложно.

‑ А почему вы начали заниматься спортом?

‑ В детстве показывали спорт по телевизору, а тогда каждый мальчик хотел стать сильным. В секцию мне предложила пойти моя мама. Мой первый тренер Гаврилов Василий Иванович работал как-то заметил меня, когда я куда-то пробегал по школе и предложил: «Приводите, пацана, ко мне в секцию, в зал». Первый мой зал был в бомбоубежище, в подвале проще говоря. Запах сырости, пота. И вот я иду на первую тренировку, слышу звук бросков такой громкий, двери были такие толстенные, я открываю, просовываю голову и слышу голос такой сверху «Федор, заходи». А ведь я еще думал, может, повернуть обратно.

Немного пугает тот момент, что Федор, как только перестает улыбаться, отличается от Федора, который выходил на ринг только пиджаком. У него действительно всегда неизменно спокойное выражение лица, оно было с ним, за секунду до того, как нужно было бить двухметрового Тима Сильвию, оно осталось с ним и сейчас. Когда один из вопросов заставляет Федора задуматься, он смотрит в пол две секунды тем самым взглядом. Но детям задумчивость неинтересна, они сейчас в общем-то точно такие же, каким был когда-то Емельяненко: молодые дзюдоисты, боксеры, рукопашники по 10-14 лет. У них свое понимание острых вопросов:

‑ А вы делали домашние задания?

‑ Я к учебе всегда относился хорошо и домашние задания делал. На самом деле в школе старался сидеть за второй партой. На первой парте обычно сидели ребята, которые не очень хорошо видели, а я занимал вторую, чтобы хорошо слышать учителя и можно было сосредоточиться на том, что он говорит, поэтому почти всегда старался занимать именно вторую парту и не отвлекаться, слушать, что рассказывают.

‑ Расскажите, как не волноваться перед соревнованиями?

‑ Все волнуются. Главное учиться от одних соревнований к другим настраивать себя. Мне мой тренер сказал еще в детском возрасте одну вещь, и мне она очень помогла. Не надо думать перед соревнованиями о соревнованиях. Мы ехали на автобусе в другой город и я сидел прокручивал в голове, как я буду бороться, как буду делать тот или иной прием. Тренер подошел:

‑ О чем думаешь?

‑ Как бороться буду

И он сказал, почему так лучше не делать. Когда ты думаешь, как пройдет схватка, ты ее несколько раз мысленно проводишь в голове и перегораешь, энергии не остается, выходишь бороться и ничего уже сделать не можешь, сил не хватает. Думать о схватке нужно в спортзале, а дней за десять уже прекращать это делать. Перед соревнованиями лучше почитать книгу, с друзьями поговорить.

Вообще Федор Емельяненко ‑ это не только монументальный образ, это еще и идеальные детали в его поведении. Когда глава организации Владимир  Сальковский берет ответное слово, кто-то из тренеров уступает Федору стул ‑ он отказывается садиться. Когда ему дарят икону, он крестится и целует лик. Можно списать на сиюминутное, но есть еще ворох таких деталей, которые выдают в нем большого человека безотносительно цифры на весах. Он задает детям встречные вопросы, успевает потрепать одного из пацанов по голове, когда тот пробегает мимо, отправляется сам раздавать с полсотни подписанных фотокарточек для ребят и запросто шутит:

‑ Федор Владимирович, вы занимаетесь спортом?

‑ Конечно, я вообще считаю, что если ты настоящий спортсмен у тебя не должно быть такого, что ты завершил карьеру и перестал тренироваться, поэтому я и сейчас занимаюсь. Много со штангой работаю, на турнике. Раньше вообще очень любил упражнения на турниках, пока палец не травмировал очень много чего мог делать на нем и очень нравилось. Я продолжаю держать себя в форме, могу побороться, могу побоксировать с кем-то. Вот представьте, я бы сюда к вам с животом пришел. Вы бы меня засмеяли, наверное, — говорит Емельяненко и добродушно смеется сам