Транссексуал Келли Мэлони: Я надеюсь, что бокс не вернет Фрэнка

Келли Мэлони призналась, что она беспокоится о том, что её возвращение в бокс в качестве промоутера может вернуть прежнюю себя, Фрэнка.

В образе Фрэнка, Келли была известным боксерским промоутером, но два года назад прекратила свою деятельность, чтобы стать женщиной и сейчас, когда ее перевоплощение завершено, она решила вернуться в тот мир, где она имела такой успех на протяжении 30 лет.

Она призналась: «Я надеюсь, что ошибаюсь, но я боюсь, что это может вернуть Фрэнка».

«Мне досталась бесстрашная решимость Фрэнка, за которую я благодарна. Она мне помогла пережить мучения, которые я испытывала, застряв в чужом теле, и пронесла меня через мучительный процесс превращения в женщину, но я не хочу, чтобы он снова доминировал надо мной».

«Я иду на риск, чтобы всего лишь доказать себе, что я могу добиться успеха, как женщина в спорте, который я люблю. Это последняя часть моей сложной головоломки».

«Она подчеркнула, что ее три дочери признались ей в недвусмысленных выражениях, что они не хотят, чтобы их папа вернулся».

«Они сказали мне прямо: «мы заставим тебя уйти из бокса, если Фрэнк вернется», — сказала она.

«Я поклялась им, что если он вернется, я повешу свои перчатки на гвоздь и уйду. Они говорят, что я стала хорошим «папой» теперь, когда я стала Келли, потому что она спокойнее, заботливее и с сочувствием и пониманием относится к людям, а они хотят с ней находиться рядом».

«Когда я была Фрэнком, то врала и скрывала правду от них, но теперь мы так близки, это такое облегчение, потому что я боялась, что они бы от меня отреклись после перевоплощения в женщину».

«Каждый день в течение многих лет я носила этот костюм под названием «Фрэнк Мэлони» лицом к миру, но внутри я была тикающей бомбой замедленного действия. Я была трудоголиком, который больше всего любил расстраивать людей, потому что это помогло ослабить давление и расстройство, которое я чувствовал, потому что я не могла быть такой, какая я есть».

«Я причиняла боль многим людям, в том числе моей близкой семье, в которой я чувствую себя действительно виноватой», — подытожила Мэлони.