Жозе Алдо считает, что Хабиб Нурмагомедов станет чемпионом UFC

Жозе Алдо был чемпионом UFC в полулегком весе, проиграл титул Конору МакГрегору, а сейчас стал временным чемпионом, пока Конор готовится к реваншу с Нэйтом Диазом. В интервью «Матч ТВ» Алдо рассказал про Олимпиаду в Рио, вспомнил, где играет Халк, сказал важное фанатам Хабиба и ответил на вопрос о том, мог ли его бой с МакГрегором быть договорным.

— Ваш зал Nova Uniao находится в Рио-де-Жанейро. Уже было несколько инцидентов с туристами в Рио: у кого-то вырвали сумку, новозеландца ограбили полицейские. Вы бы могли дать несколько советов человеку, который впервые оказался в Бразилии?

— Полиция в Рио знает о преступности и о том, что это город чуть-чуть опасный и многое может произойти. Поэтому сейчас в городе усилилась охрана, стало больше полицейских, поэтому приезжайте и убедитесь в этом сами.

В городе многое изменилось, и я рад, что в Рио пройдут Олимпийские игры, это очень хорошо для популярности города, для того, чтобы его начали узнавать в мире. Поскольку я сам известный спортсмен в Бразилии, я знаком со многими другими бразильскими спортсменами, в том числе и теми, кто сейчас будет выступать на Олимпиаде.

— А с футболистами?

— Да, конечно, с Неймаром, Тиаго Силвой, Давидом Луисом. У нас в рождественские праздники проводятся товарищеские матчи — и мы часто играем вместе.

— Нападающий сборной Бразилии Халк провел несколько сезонов в России. Вы сможете назвать клуб?

— Да, «Зенит». Мы не знакомы с Халком лично, но я просто не успел с ним поговорить, хотя общался со сборной Бразилии.

— Вы сами занимались футболом, насколько серьезно?

— Играл где-то до 16 лет и хотел быть профессиональным футболистом, но как только попробовал заниматься единоборствами, понял, что это мое. В Манаусе, где я жил, единоборства более популярны, чем футбол, поэтому я решил сосредоточиться на ММА. Футбол здорово помогает мне в ударах ногами, в том числе и бить сильные лоукики.

— Как вы оцениваете перспективы ММА как олимпийского вида спорта? Если бы их сделали частью Олимпиады, согласились бы выступать без гонорара, просто за свою страну?

— В Бразилии много бойцов — и если бы ММА стало частью Олимпийских игр, то мы могли бы получить много медалей. И я в том числе мог бы победить. Что касается гонорара — я бы согласился выступать за свою страну без каких-либо вознаграждений. Это нормально, спортсмены выступают на Олимпиаде бесплатно.

— Хабиб Нурмагомедов рассказывал, что уже будучи профессиональным бойцом мог подраться в Дагестане на улице, когда вы последний раз дрались вне клетки?

— Уже не помню, когда в последний раз дрался. Наверное, когда играл в футбол. Там матчи постоянно заканчивались конфликтами или какими-то драками.

— Хабиб будет чемпионом UFC?

— Да. Как только у него будет такая возможность, он ей воспользуется. Я вижу у него для этого все шансы. Очень жаль, что он получил тогда травмы — и у него отменили два боя.

— К вам на сборы приезжал боец из России Петр Ян.

— Петя.

— Как оцените его уровень?

— Он талантливый. Поэтому мы с ним сотрудничаем. Он может научиться у меня, а я могу научиться чему-то у него.

— 11 июля на UFC 200 вы дрались против Фрэнки Эдгара, победили и стали временным чемпионом UFC. С кем вы хотите драться теперь?

— Я хотел бы реванш с Конором, для меня цель доказать всем, что я чемпион. Но я не знаю, с кем мне предложат провести поединок. Я надеюсь, что Нэйт Диаз победит в реванше — и мы снова встретимся с Конором.

— За счет чего вы хотели победить Конора в первом бою?

— Мы хотели сделать то же, что потом сделал Нэйт Диаз. Перевести его на пол и закончить бой там.

— Правда, что Конор за счет всего, что было до боя, сумел сбить ваш настрой? Вам было комфортно под таким словесным прессингом?

— Его психологические приемы не действовали на меня. Просто в бою все может случиться в один миг. Я хотел ударить, он успел нанести удар в ответ – и я проиграл. Это прошлое. Я не буду об этом думать и переживать. Я иду вперед. Я похоронил это: положил сверху камень и живу дальше.

— Сейчас бывают дни, когда вы ни разу не подумаете о Коноре Макгрегоре?

— Я фокусируюсь на мыслях о своей победе, о том, что я снова стану чемпионом. И не думаю о Коноре.

— Если все это снова начнется: выходки Конора на пресс-конференциях, психологическое давление – как вы будете реагировать?

— Он может делать все, что хочет. Но в следующий раз, когда я его встречу, у него не будет шанса победить. Физически и психологически я полностью готов победить его.

— Свой первый бой в США вы провели в 2008 году – и восемь лет общаетесь с американскими медиа преимущественно через переводчика. Не кажется ли вам, что это увеличивает дистанцию между вами и публикой в США и отрицательно сказывается на ваших гонорарах?

— Я не вижу в этом проблемы. Самое главное, что мои фанаты видят, как я бьюсь в бою, а не как я говорю. Деньги для меня как тень. Я иду вперед, а деньги идут за мной.

— Не самая большая, но все же значительная часть людей, интересующихся ММА в России, объясняют ваше поражение от Конора тем, что бой мог быть договорным. Что вы ответили бы этим людям?

— Этот бой никак не может быть договорным. Мой папа научил меня жить честно и по совести. Я никогда не буду продавать себя.

  • Текст: Вадим Тихомиров, Александр Лютиков