Эксклюзивное интервью Майка Тайсона

tyson

Тот, кого одновременно страшатся и ругают, «Крутейший человек на планете», который угрожал съесть детей своего соперника, хочет вернуть хорошее отношение к себе в сознании публики с помощью персонального автобиографического шоу и документального шоу от HBO Special «Неоспоримая Правда». Также, у него появилась еще одна роль — боксерский промоутер в Айрон Майк Промоушенс, что находится в Дирфилд Бич во Флориде, и Тайсон здесь, кажется, чувствует себя как дома. Тайсон провел некоторое время в новеньком зале (бывший Acquinity Sports), тренируясь с его молодыми талантливыми спортсменами.

Он стал стал свидетелем тяжелой тренировки Эриксона Любина, 18-летнего парня, недавно подписавшего контракт с Айрон Майк Промоушенс, который разозлил Team USA Boxing. Очевидно, Тайсон появился там, чтобы передать ему бесценные знания, научить его технике маятника, которая привела его к званию самого молодого чемпиона мира в тяжёлом весе.

Действительно, даже такие профессионалы как бойцы в первом полусреднем весе братья Энтони и Ламонт Питерсон слушали слова напутствия Тайсона, ведь сейчас они интенсивно тренируются для январьского шоу, которое будет проходить в их родном городе Вашингтоне.

Присутствие Тайсона очень воодушевляло боксёров, ведь каждый из них знал, какие жертвы приносил их промоутер в ринге и вне его.

Корреспонденту Fightnews.com удалось пообщаться с Майком, наблюдавшим за ходом тренировки.

Интервьюер: Чемпион, твое пренебрежительное отношение к бывшему промоутеру Дону Кингу всем известно и вполне обоснованно. Теперь, когда ты и сам промоутер, как ты планируешь действовать для своих бойцов?

 

Майк Тайсон: Дон Кинг — это абсолютно другое. Моя задача — убедить бойцов провести лучший бой, правильный бой. Такой бой, в котором они будут выглядеть лучше. Дело даже не в том, кто победит. Главное — показать конкурентоспособный бой, чтобы боец в нем выглядел наилучшим образом. Мы не ищем легких путей. Мы хотим взять только лучшее от наших бойцов.

Но боец не сможет себя полностью реализовать в бое, если его оппонент — трус, который бегает кругами и не собирается показывать настоящий бой. Моя цель — провести конкурентоспособный бой. У Дон Кинга очень много других задач — а у меня единственная: чтобы бои были захватывающими. Когда промоутеры устраивают бои между своими бойцами, а не между разными промоутерами, — в этом нет ничего захватывающего.

До тех пор, пока боксеры не начнут повышать ставки, выясняя, кто из них лучший на планете, бокс так и будет продолжать быть в стороне, а MMA будет лучше, так как мы не пытаемся взять от бойца самое лучшее, мы не пытаемся взять лучшее от всей нашей организации. И так будет до тех пор, пока мир бокса не займется этим.

 

И.: Уже на походе шоу (3 января), в котором боец во втором полулёгком весе Аргенис Мендес будет защищать свой мировой титул против Рансеса Бартелеми на ежегодных ESPN Friday Night Fights. На прошлогоднем шоу фанаты были свидетелями твоего примирения с бывшим тренером, ныне со спортивным комментатором Тедди Атласом. Контактировали ли вы как-то с тех времён?

Майк Тайсон: Ну, Тедди не так уж заинтересован в примирении, я скорее сделал это для себя. Да и не было необходимости уверять окружающих в том, что мы стали друзьями. Я просто убрал этот груз с души. Я внес изменения: улучшил себя как человека и как личность в обществе.

Сразу после этого, он приглашал меня на один из его благотворительных вечеров. Ну, вы ведь знаете, в чем их суть? Добиться выгоды любым способом. Это было не для меня.

Конечно, в том инциденте была моя. Я был виноват. Конечно, он мог все устроить по-другому, но произошло очень многое. Я виноват, и я постарался загладить вину.

 

И.: Твоя автобиография «Неоспоримая Правда» уже вышла. Что ты чувствуешь, каково тебе было вытащить все воспоминания наружу?

 

Майк Тайсон: Не очень хорошо, не очень. Это вызвало отвратительные чувства. Именно поэтому я откладывал написание книги три года подряд. И принимал наркотики, чтобы избежать этих чувств. Когда я наконец взялся за книгу, неприятные чувства появились снова. Но я благодарен, что смог пройти через это и в конце концов написал книгу, которую ждет успех.

 

И.: В течение сегодняшней тренировки ты тренировал как спортсменов, так и тренеров. Насколько вовлеченным в этот процесс ты планируешь быть?

 

Майк Тайсон: Сейчас это трудно, потому что я путешествую по всему миру, поэтому очень сложно принимать активное участие, но я очень этого хочу. Да, я промоутер, но я хочу быть и тренером. Чтобы эта промоутерская компания сработала, мне пришлось стать промоутером. Но я хочу тренировать. Хоть тренера и не получают такого признания, как промоутеры, но это то, что я хочу делать.

 

Я хочу быть ближе к бойцам, где бы я ни был, пусть я в Париже или в Алжире, я хочу знать, в форме ли боец, видеть его, быть на связи. Я хочу находиться в зале абсолютно каждый день из шестидесяти, видеть что происходит, и быть уверенным в бойце также, как он уверен в себе. Хочу видеть его работу. Я как на иголках, когда у них проходят бои, потому что я хочу быть там, смотреть, как проходит тренировочный процесс, и видеть, готовы ли они к выходу на ринг.

Мне не хочется быть таким парнем, который только оплачивает счета. Но на деле я не совсем знаю, что происходит. Это как быть на дне рождения у человека, с которым ты до этого не общался три месяца. Может быть, это и означает быть промоутером, но не означает быть хорошим бойцом. Я скорее боец, чем промоутер. Я хочу видеть, как моя компания растет, и быть её частью, которая помогает ей расти. Я мог создать учрежденную корпорацию, которая бы просто использовала моё имя, но я этого не хочу.

 

И.: Что бы ты сказал мальчишкам из Браунсвилля, тем 15-ти летним парням, бегающим по улицам, которые, возможно, следуют тем же путём, как и ты, до того как попал в бокс?

 

Майк Тайсон: Ты знаешь, всё к этому и сводится… Майк Тайсон, мне все равно кто ты. Это работает, даже если смотришь с негативной стороны. Им нужен наставник. Кто-то, кому бы они подражали, но с позитивной стороны. Иногда смотришь на людей негативно — продавец наркотиков, киллер, ну и так далее, а они его уважают. Они хотят сделать его счастливым, а для того, чтобы это сделать — им нужно спуститься до его уровня.

Они же должны найти кого-то позитивного. Того, кто видел бы самое лучшее в них. Вот ему и нужно подражать и стараться делать его довольным, чтобы достичь того, чего достиг он. Это именно то, что делал Кус. Мне очень нужен был человек, который хотел самого лучшего для меня.

Это любовь. Любовь, которая заставляет расти твои возможности, — именно то, что нам нужно. Нам нужна такие люди, которые видят в нас лучшее и заставляют наш потенциал расти.

 

И.: Зависимость — одна из повторяющихся тем в твоей книге и в персональном шоу. Ты честно поделился этим с прессой, со всем миром. Как сейчас ты борешься с этим?

 

Майк Тайсон: Знаешь, у меня ни разу не появилось желания за 4 месяца. Три года я ничего не принимал, но у меня появилось сильнейшее желание. И я очень переживал об этом. Я не ходил на встречи, мне не было комфортно в своем теле. Три года трезвости. Но я не могу себя назвать трезвым. Трезвый — тот, который трезво мыслит, а не только действует. Думая, ты должен думать трезво. Мне впервые в жизни комфортно в своем теле. Но когда я ощущаю сильнейшее желание, я не могу с ним бороться. Когда я его ощущаю, я должен на него реагировать. Не столько бороться, сколько реагировать.

 

И.: Что ты думаешь о современном непобедимом P4P короле Флойде Мейвезере младшем, чем стиль кардинально отличается от того, какой был у тебя, когда ты был чемпионом? Еще, он располагает большей частью огромных денег в спорте.

 

Майк Тайсон: Я уже когда-то комментировал это. Во-первых, когда я был королём, я царствовал по-своему, я был агрессивным остросюжетным бойцом. А сейчас, когда царствует он, он — чемпион P4P, люди хотят сражаться с ним. Они стараются биться в том же стиле, что и он, и думают, что смогут заработать такие же деньги и быть такими же успешными, как он. Например, Бронер.

Почему Флойд так много зарабатывает? Мы сейчас живем в такое динамичное время. Сейчас не увидишь, чтобы два черных боксёра зарабатывали деньги как я и Холмс, или я и Спинкс. Сейчас это не сработает. У нас не много поклонников в афроамериканской коммуне, которые бы составляли эту силу. Нет черных боксёров, вот в чём дело. Поэтому он зарабатывает свои деньги, сражаясь с боксёрами другой расы, к которым толпами идут группы поддержки. Даже если заведомо ясно, что он проиграет, они все равно идут, чтобы показать их национальную поддержку. Именно поэтому он так успешен. Но, конечно, он великий боец, не хочу упустить это.

В мое время важно было быть сенсационным, динамичным. А ему нужно быть, наверное, сложным. Лишенным простоты. Очень уникальные, ловкие движения и так далее. Но все таки, у нас с ним две разные эпохи, поэтому я не хочу сравнивать. Я правил в своей эпохе — он правит в своей. Мы оба успешны.

 

И.: Что тебе нравится в спорте сейчас (так как теперь ты снова являешься настоящим участником), и что бы тебе хотелось изменить?

 

Майк Тайсон: Сейчас он мне не очень нравится. Он должен стать таким же захватывающим, как MMA. Мы должна больше отдавать, не принимая многого. Потому что бокс берет намного больше, чем даёт тебе. Нам нужно больше каких-то действий в перерывах между боями. Может быть какие-то розыгрыши. Что-то, что занимало бы время до следующего боя. Нам нужно сделать что-то вроде шоу бизнеса из бокса. Как вы знаете, бокс — не из тех видов спорта, где все открыто. Там всегда есть что-то, чего мы не знаем. В любом другом бизнесе — все известно и написано в контракте, но не в боксе. Я один из тех, кто верит, что правительство должно принять участие в боксерском бизнесе. У каждого была бы своя честная доля.

Бойцы должны быть обеспечены медицинской поддержкой. Большинство спортсменов выбираются из самых низов. Некоторые выросли в семье, где отец — бывший боец, у которого теперь нет денег, и он обучает ребенка ремеслу. Надеясь, что у него все получится.

Бокс — единственный спорт, где обычные ребята из трущоб, только если они действительно хороши, могут стать королями и королевами. Но таких только 1%.

Подготовил Марк Кириенко