Амир Хан: Когда я зашел в школу Пешавара, по коже пробежал холодок.

В эксклюзивном интервью telegraph.co.uk, Амир Хан рассказал о своих целях в ринге, одной из которых является бой с Мэнни Пакьяо, и сообщил о том, что его успех и популярность могут помочь жертвам терроризма.

Дрожь будет преследовать Амира Хана всегда. Именно такой была реакция 28-летнего боксера, когда в декабре он оказался на месте бойни в Пешаваре, где боевики убили 132 ребенка.

Амир Хан вырос в Болтоне, но его семья родом из Равалпинди. Британский боксер сказал, что «видеть отверстия, пробитые пулями в стенах и кровь» было для него «худшим опытом в жизни». Недавно Амир сам стал отцом, что только усилило сочувствие погибшим.

Сами события произошли 16 декабря. Было убито 148 человек, из них 132 ученика школы. Боевики ворвались в школу и открыли беспорядочную стрельбу.

«Я видел пробоины в стенах, я видел на них кровь. Это было одно из худших мест, где я только оказывался. Я шел по школе и холодок пробегал по моей коже… Даже запах был особенный», — сказал Амир Хан The Sunday Telegraph после посещения печально известной школы.

«Я никогда не был испуган, даже когда выходил в ринг, но это заставило меня поежиться. Это так печально. Я представил, как были убиты эти дети. Это стало для меня тревожным звоночком. Да, мы живем в Англии, в безопасной стране, но нельзя забывать людей, которые проживают в Пакистане».

Возможно, связи Амира с семьей в Пакистане, сделали его визит еще более мучительным. Дед Хана, Лэлл, служивший в армии Пакистана, прибыл в Великобританию в шестидесятых годах, как и многие его соотечественники.

«Все пережитое вызвало у меня слезы. Это ведь были дети, они никому ничего не сделали. Я боец и считаю себя крутым парнем, но такие вещи ранят меня. У меня и самого маленькая дочка. Только представьте, что я отправляю ее в эту школу и она умирает. Немыслимо, через что прошли семьи погибших», — сокрушается Амир Хан.