Джеймс Скотт

Джеймс Скотт родился в Нью-Арке, что в Нью-Джерси 17 октября 1947 года. (Стоит отметить, что на основании отчетов различных тюрем, указывались и другие даты рождения Скотта — 1946 и 1951 годы) Он был вторым из двенадцати детей. В возрасте 10-лет, Джеймс получил в подарок от дяди боксерские перчатки, но, к сожалению, они ему так и не пригодились. Брак матери и отца распался, а дети проводили  большую часть своего времени в каменном гетто. Джеймс не был связан с сутенерством или наркотиками, но он являлся членом уличной банды.

В 13 лет, Джеймс Скотт оказался в исправительном учреждении для несовершеннолетних под названием Jamesbourg. В следующие пять лет он побывал во многих воспитательных учреждениях Нью-Джерси. Благодаря специальной программе профессиональной подготовки, юный Джеймс начал заниматься боксом. В возрасте 18 лет, Скотт имел любительский рекорд из трех побед и двух поражений.

В 1965 году, он был признан неисправимым и его перевели в государственную тюрьму «Трентон». В «Трентоне», он пересекся с Элом Диккенсом, 51-летним мужчиной, который отбывал 16-ый год за вооруженное ограбление. В молодые годы, Диккенс занимался боксом, и вновь привил молодому бунтарю Скотту интерес к этому спорту. В этой же тюрьме отбывал заключение бывший чемпион мира в среднем весе Рубин Картер, с которым неопытный Скотт сумел простоять три раунда спаррингов. При поддержке Картера и Диккенса, Джеймс уже всерьез стал заниматься боксом.

5 ноября 1968 года, он был освобожден из «Трентона», но почти сразу же был пойман за ограбление. Теперь, ему светило от 13 до 17 лет лишения свободы. Джеймс Скотт утверждал, что именно в это время он по-настоящему осознал свою тягу к боксу. В этом деле Скотт стал настолько хорош, что когда выиграл государственный тюремный Чемпионат, молодые претенденты просто отказывались драться с ним.

«Начиная с 1967 года, в тюрьме я бил все и всех. Я был молод, у меня не было никаких целей. Я провел 15 месяцев в здании «Врум» (Здание Врум — Государственная психиатрическая больница в «Трентоне», где содержались особо опасные заключенные под особой охраной — примечание ToFight). Это худшее место, где я когда-либо бывал. Это дало мне возможность подумать о своем будущем» (с) Джеймс Скотт.

8 января 1974 года, он был условно-досрочно освобожден по одной из рабочих программ. Он и знать не знал, что такое профессиональный бокс, но в тюрьме написал множество писем известным менеджерам и промоутерам, пытаясь заинтересовать кого-либо в его продвижении. В итоге, талантливый парень уехал в Майами, Флорида, где продолжил заниматься боксом. Бывший боксер, а затем архитектор Мюррей Габи, имевший большие, в том числе и политические связи, согласился стать менеджером Скотта.

В результате, 26-летний Джеймс Скотт, проведя полжизни за решеткой, пришел в легендарный боксерский зал на пятой улице, где и познакомился с Анджело Данди. Несмотря на то, что Данди готовил Мухаммеда Али к третьему поединку с Фрейзером, он согласился взять молодого полутяжеловеса под свое крыло. За первым спаррингом Скотта лично наблюдали Мюррей Габи и доктор Мухаммеда Али — Ферди Пачеко. Все оказались впечатлены тем, как бывший заключенный полутяжеловес за два раунда сбил с ног крепкого «супертяжа».

James_Scott_-_Florida_-_circa_May_1974__1_

Через две недели после этого спарринга, 22 января 1974 года, Джеймс Скотт вышел на свой первый профессиональный бой. Его соперником стал непобежденный супертяжеловес Джон Л. Джонсон, который весил 210 фунтов (95,2 кг — примечание ToFight), что на 16 кг больше веса самого Скотта. Бой начался для Джеймса не лучшим образом. В первом раунде он оказался в нокдауне. Несколько раундов спустя, уже сам Скотт отправил своего соперника на канвас, одержав досрочную победу. Джеймс покидал ринг под бешеные овации и рев толпы. В раздевалке его ждал отец, с которым они не виделись 12 лет.

Две недели спустя, Джеймс провел свой второй поединок, одержав досрочную победу в третьем раунде. Не прошло и месяца, как он провел третий бой, остановив Вилли Джонсона. После четвертой победы над неплохим Бэби Бой Роллом, у Скотта и его команды начались проблемы.

«Все уклонялись от боя с ним. Это был какой-то кошмар. Промоутеру Крису Данди приходилось много платить другим бойцам за бой с этим животным» — вспоминает менеджер Мюррей Габи.

В ринге у Джеймса все шло как по маслу, но вне его он все еще пытался найти себя и свыкнуться с жизнью на свободе. Он был практически неспособен поговорить по душам с кем-то, кроме своей гражданство жены. В СМИ стали писать о нем, как об угрюмом и конфликтном парне. И с увеличением популярности, его паранойя только нарастала.

В сентябре 1974 года, заняв 8-ую строчку в рейтинге лучших полутяжеловесов по версии журнала The Ring, Джеймс встретился в ринге с Дэйвом Ли Ройстером. Скотт вел бой, но в 6 раунде получил от соперника удар головой. Не оставшись в долгу, Джеймс ударил Ройстера ниже пояса, тот упал. Рефери снял со Скотта два очка. В восьмом раунде Ройстер вновь ударил Скотта головой. Над его правым глазом образовалось серьезное рассечение. Врач хотел остановить бой, но Скотту дали продолжить, с Ройстера не было снято ни одного очка, в результате чего бой завершился вничью. После боя, Джеймс Скотт уехал в больницу.

Промоутер Крис Данди обещал доминирующему чемпиону мира в полутяжелом весе Бобу Фостеру  $ 100.000 за то, чтобы тот провел защиту против Скотта. Сам Джеймс обещал:

«Я буду творить историю. Я намерен стать чемпионом мира всего за десять боев»

Он провел еще два боя, и в обоих победил. Стоит отметить победу над выдающимся бойцом Джесси Бернеттом. После этого боя Скотт жил уже в собственной квартире со своей девушкой и ездил на синем «Chevrolet». Теперь он говорил о бое с новым чемпионом — Джоном Конте, а весь мир его слушал.

Джеймс также стал ездить домой в Нью-Арк, что было явным нарушением его условно-досрочного освобождения. Менеджер Габи отговаривал его, но Джеймс никого не слушал. В 1975 году он решил переехать обратно в Нью-Джерси и продолжать карьеру боксера там. Вскоре, его вызвали в полицию, для разговора о чем-то, связанным с его автомобилем.

Скотт охотно посетил местный полицейский участок без адвоката, думая, что это какая-то незначительная формальность, которая в скором времени будет улажена. Вместо этого, его вновь поместили под арест. Дело в том, что автомобиль Джеймса был обнаружен в непосредственной близости от места, где было совершено ограбление и убийство. Сиденья автомобиля были заляпаны кровью и пронизаны пулями. Скотт утверждал, что одолжил машину другу*, но неоднократно отказывался индентифицировать лицо. Девять месяцев спустя, суд присяжных, совещание которого длилось 20 часов, признал его вину. Следующие 30-40 лет ему предстояло провести в тюрьме.

*В тюремных отчетах сказано, что поздно вечером 7 мая 1975 года машина Джеймса Скотта была замечена у бара на улице Говарда в Нью-Арке. В машину сел человек по имени Эверетт Рус. Они направились на квартиру Ивонна Барретта и Льва Скиннера, где Рус обещал купить наркотики. Как оказалось, в машине был и друг Скотта, по имени Уильям Спинкс. Когда они зашли в дом, Спинкс вычистил квартиру Барретта, забрав деньги и наркотики. В это время Джеймс Скотт держал под прицелом пистолета Льва Скиннера. Что касается Эверетта Руса, то его мертвое тело было найдено в машине Скотта. Джеймс отрицал свою вину. Лев Скиннер дал показания против Скотта.

James_Scott_-_Fight_pose_-_circa_1979

22 марта 1976 года Скотт вернулся в Трентон, а затем, 27 мая 1977 года, был переведен в тюрьму Rahway State, получив идентификационный номер — 57735. Джеймс не сломался. У него была цель. Он был полон решимости возобновить карьеру. Скотт приучил себя к жесточайшему режиму. Он делал по 18.000 отжиманий и приседаний в неделю, лихорадочно «нарезал» круги по тюремному двору. В 10 часов вечера, когда все 1150 заключенных ложились спать, а огни в камерах гасли, Скотт приступал к упражнению «бой с тенью».

И ему повезло. Один из тюремных смотрителей по имени Роберт С. Хэтрак верил в искупление и стал его мощным союзником. Хэтрак помогал вышедшим заключенным найти себя, а также курировал некоторые реабилитационные программы. Он создал боксерскую ассоциацию государственной тюрьмы Rahway и платил всем желающим за спарринги со Скоттом. В итоге, заключенные получали деньги и дополнительные очки для условно-досрочного освобождения, Скотт получал опыт и полноценные тренировки. Хэтрак видел прогресс Скотта и желал помочь ему возобновить профессиональную карьеру. Джеймс и Хэтрак хотели добиться только одного — Скотт должен был сделать то, чего не делал еще никто — стать чемпионом мира, сидя в тюрьме. А затем, добиться освобождения.

Эта идея казалось небывалой чушью, чем-то невероятным и невозможным. Для всех, кроме Джеймса. Он писал письма всем. Всем, кто его знал до тюрьмы — своим друзьям, газетным репортерам. Он звонил промоутерам. Боб Арум и Дон Кинг приняли звонок Скотта, но наотрез отказывались организовывать ему бои в стенах тюрьмы.

Но один промоутер из родного города Скотта все же рискнул. Человек, который был одним из друзей Мухаммеда Али — Мурад Р. Мухаммед. Он был новичком в боксерском бизнесе, в который пришел из сферы фаст-фуда, и некоторое время работал на Арума и Кинга. Мухаммед нашел бойца-джорнимена по имени Диего Роберсон. Бой был организован. Джеймс Скотт возобновил свою профессиональную карьеру в стенах государственной тюрьмы Rahway 24 мая 1978 года, почти через три с половиной года, после своего последнего боя.

Скотт нокаутировал Роберсона за два раунда. Его гонораром стал ужин в виде стейка. Мухаммед организовал следующий бой в сентябре. На этот раз Скотт управился со своим соперником за четыре раунда. Он получил за эту победу $ 600. Но Мурад Мухаммед понимал, что нужно выводить своего талантливого подопечного на телевидение. Он связался с представителями топового боксера Эдди Грегори, который являлся обязательным претендентом на титул тогдашнего чемпиона Майка Россмана.

Мухаммед предложил Грегори $ 15000 за встречу со Скоттом в тюремных стенах. Телеканал HBO подписал контракт на трансляцию этого боя и отправил на репортаж молодого и талантливого обозревателя Ларри Мерчанта. Гонорар Джеймса Скотта составлял всего лишь $ 2500. В его углу согласились работать один из тренеров зала на 5 улице Майами, а также Ферди Пачеко. Эдди Грегори считался фаворитом в соотношении 4 к 1. Перед поединком он заявлял:

«Говорят, что Скотт — жесткий соперник. Но насколько жестким он может быть, побив двух мешков за четыре года? А теперь он хочет драться с главным претендентом… Он наверно сумасшедший. Он просто провел в тюрьме слишком много времени, такое случается. Я буду избивать его в течение одиннадцати раундов, а в двенадцатом нокаутирую»

Бой состоялся 12 октября 1978 года. За ним помимо заключенных наблюдали 450 гостей, которые не имели ничего общего с тюрьмой. В первом ряду сидели Ларри Мерчант, Дон Данфи и молодой перспективный боксер Шугар Рэй Леонард, который двумя годами ранее взял золото Олимпиады.

Прежде чем Грегори (который позже будет известен миру как Эдди Мустафа Мухаммед) вышел на ринг, он давал интервью одному из репортеров:

-«Это как возвращение домой. Все знают, что я тоже провел немного времени в подобном месте»

-«Что же ты сделал» — спросил репортер.

-«Взлом, преследование, я избил четырех полицейских. Так, ерунда»

С первых секунд поединка Скотт пошел вперед. Грегори сосредоточился на работе в ответ. Тем не менее, по ходу развития событий, Эдди терял уверенность в себе, он все чаще шел в клинч. В четвертом раунде под его левым глазом образовалась большая гематома. В ту ночь, Скотт в целом сделал в ринге больше, чем его соперник. Перед последним раундом, тренер Грегори сказал ему, что для победы в этом бою понадобится нокаут, но боксер был едва ли в состоянии сделать это. Победу решением судей по праву заработал Джеймс Скотт. Толпа ликовала.

В то время, как теперь уже бывшие соперники обменялись любезностями, к ним подошел Ларри Марчант.

Он спросил Скотта: Ты мечтал об этом в течение многих лет, это твой труд, твое долгое, одинокое путешествие. О чем ты сейчас думаешь?

«Ну… я надеюсь, что господин Хэтрак отпустит меня домой» — заявил Джеймс.

Услышав слово «дом», на лице Эдди Грегори появилась озорная улыбка. Он повернулся к Скотту и посмотрел ему в глаза. В то время, как Скотт продолжал трубить в микрофон о своей победе, Грегори уже его не слушал. Он не мог понять, каким образом Скотт вернется домой. Но потом, улыбка мгновенно исчезла с его лица. Он все понял, понял, что отличало его и Скотта. Его выведут из тюрьмы и в эту ночь он будет спать в своей постели, как свободный человек. И у него будут и другие возможности завоевать титул чемпиона. Но Скотт проведет эту и еще много-много ночей в своей клетке. На лице Эдди появилась скорбь.

У ринга был и Джимми ДиПиано — отец и менеджер чемпиона мира по версии WBA — Майка Россмана.

«Вы должны предложить мне просто невероятную сумму денег, чтобы я вывел сына в ринг с этим монстром» — заявил он.

Джеймс Скотт - Эдди Грегори

Джеймс Скотт — Эдди Грегори

«В тот день я думал, что Джеймс Скотт — величайший полутяжеловес из всех, что я когда-либо видел. Настолько он был великолепен. Никогда не видел такого впечатляющего выступления, при всем уважении к Бобу Фостеру и Арчи Муру. Скотт только что разрушил карьеру великого спортсмена» — вспоминал Гарольд Ледерман, который судил поединок Скотта и Грегори.

Эта победа оказала нужный эффект. Скотт не получил бой за титул, но получил пристальное внимание общественности. Тем не менее, все хотели заработать денег на его истории, но никто не хотел брать на себя ответственность за то, что опасный заключенный на пике славы выйдет из тюрьмы.

В марте 1979 года, Скотт удосрочил опытного топового боксера Ричи Кейтса. Но дальше его ждала неудача. Его самый преданный сторонник Хэтрак был отстранен от должности. Исправительный комиссар по имени  Фауер критиковал стиль управления Хэтрака и говорил, что к Скотту должны относиться не так, будто он находится в Голливуде, ведь он сидит в тюрьме.

На оставшиеся деньги, Джеймс нанял адвоката и попытался добиться освобождения под залог. Это не помогло. Скотт получал отовсюду письма поддержки. У него еще кое-что осталось. Ему еще позволяли боксировать и зарабатывать деньги для других. Он одержал пару побед, которые транслировались по телевидению, а затем победил крепкого боксера по имени Джерри Селестин, что повысило Джеймса до 2 номера рейтинга WBA. Тем не менее, долгоиграющий чемпион Виктор Галиндес на тот момент уже лишился своего титула, а претендентом номер один был умелый и жесткий мексиканец Альваро «Яки» Лопес.

Мурад Мухаммед организовал бой Скотта и Лопеса. Промоутер Скотта подал запрос в организацию WBА на то, чтобы бой Скотта и Лопеса был санкционирован как поединок за титул. Но WBA однозначно отказала, сославшись на то, что чемпионский бой в стенах тюрьмы сильно навредит репутации спорта. После этого, Всемирная боксерская ассоциация тут же восстановила чемпионский статус Виктора Галиндеса.

Сначала Скотт заявил об отставке в знак протеста, но затем все же вышел на поединок с именитым мексиканцем. Бой состоялся 1 декабря 1979 года. Это выступление по праву можно назвать лучшим боем Джеймса Скотта. Он показал свою силу, характер и тактическую гибкость в полной мере, практически не оставив Лопесу шансов. После боя, самый известный заключенный США вскинул руки и закричал: «Я чемпион!» и 1100 заключенных, присутствовавших в спортивном зале разразились аплодисментами.

Скотт в своей камере. Тюрьма Rahway

Скотт в своей камере. Тюрьма Rahway

Это был последний громкий триумф в его карьере. Спустя 5,5 месяцев он проиграет Джерри Мартину, по прозвищу «Бык», дважды побывав в нокдауне. А в январе следующего года, Скотт был повторно осужден за убийство Эверетта Руса. Он провел еще два боя. В одном расквитался с Дэйвом Ли Ройстером, а в последнем поединке проиграл Дуайту Брэкстону, который позже станет известен миру как Дуайт Кави. Дело в том, что ранее Брэкстон сидел в этой же тюрьме и Скотт обучал его боксу.

Джеймс больше никогда не выходил на ринг. В 1984 году его перевели в тюрьму «Трентон», а затем в Южный Вудс. Журналисты забыли о нем, новые сокамерники также его не узнавали.

Джеймс Скотт все же вышел на свободу. Это произошло в 2005 году. Ему было 58 лет. В тюрьме он провел в общей сложности 36 лет.

Его рекорд на профессиональном ринге 19-2-1 (11 КО). Его включили в Зал Славы бокса штата Нью-Джерси. В настоящее время он живет в одном из домов престарелых своего родного штата и страдает от слабоумия.

James_SCott__1_

Подготовил Александр Амосов (Статья написана по материалам Брин-Джонатана Батлера)



деньги на карту онлайн займ онлайн на карту мгновенно мини займы онлайн круглосуточно деньги микрозайм срочно кредит займ на счет срочно взять микрокредит на карту займы онлайн на карту круглосуточно срочный займ денег на карту онлайн заявка на быстрый займ кредит наличными под маленький процент